Владимир Потанин поднимает акции, пока гибнут люди?

Акции «Норникеля» Владимира Потанина идут вверх в то время, как на производствах гиганта продолжают гибнуть люди.

Индонезия бросила Потанину "спасательный круг"?

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, прокуратура Норильска возбудила административное дело в отношении ПАО «ГМК «Норильский никель» Владимира Потанина по статье о сокрытии несчастного случая на произвостве.

Оказалось, что еще в сентябре рабочий потанинского рудника «Таймырский» получил тяжёлую травму позвоночника при обрушении горной массы. Судя по всему, вопреки Трудовому кодексу структуры олигарха решили скрыть о произошедшем широкую общественность.

Буквально 22 октября прогремела еще одна трагедия — на том же руднике «Таймырском» погибли трое горняков. Еще несколько сотрудников пострадали. Причины выясняет МЧС и сам «Норникель», быстренько организовавший внутреннее расследование.

Предварительно, они отравились каким-то газом, зайдя в не работавшую шахту. Еще до этого Росприроднадзор якобы предупреждал «Норникель» о несоблюдении необходимых норм безопасности на Таймырском. Предупреждению никто не внял?

В любом случае, производство на руднике не остановили – не помешала даже смерть людей. Всю вину, похоже, хотят свалить на рабочих – мол они пошли в шахту сами, без приказа бригадира.

Кто в это поверит, и почему шахту никто не опечатал? Почему работы продолжаются в период расследования – реальные причины никого не волнуют, прибыль для Потанина превыше всего?

В этом случае резонанс оказался таков, что скрыть происшествие совсем Потанину не удалось. А сколько таких случаев реально укрывается менеджментом предприятий олигарха — одному Богу известно.

Сухарты спешит на помощь

Всё это происходит на фоне новостей о внезапном росте акций «Норникеля» на мировых биржах. Вчера после полудня они прибавили 7%, обновив исторический максимум. Цена достигала 18,4 тыс. рублей за акцию.

Причина такого резкого роста, по мнению аналитиков, заключается в запрете властей Индонезии — крупнейшего в мире экспортёра никелевой руды — вывозить эту руду за границу. Якобы это делается для того, чтобы стимулировать переработку сырья внутри страны.

Решение вызвало резкий рост цен на руду на мировом рынке, и как следствие, сыграло на руку «Норникелю». Как раз в тот момент, когда Потанин испытывал проблемы в связи с аварией и потерей репутации.

Еще интересней другое: власти Индонезии введение запрета на вывоз руды анонсировали уже не раз, и собирались сделать это только в начале 2020 года. И тут внезапно происходит серия аварий на «Норникеле», компания испытывает проблемы на рынке. И тут как тут на выручку ей приходят власти Индонезии…

Эксперты считают, что спешка с запретом на экспорт никелевой руды — дело рук самого Владимира Потанина, который долгое время проявлял интерес к этой стране. Говорят, что он собирался строить там производство по переработке никелевой руды. Но что-то не задалось, и от этих планов пришлось отказаться.

Таким образом, легко предположить, что Владимир Потанин в ситуации кризиса нашел соломоново решение, и просто дал взятку нескольким крупным индонезийским чиновникам, чтобы те поторопились.

«Таймырский» рудник «Норникеля» стал чуть ли не братской могилой

В поразительные совпадения аварий на рудниках и резкого желания индонезийцев помочь «Норникелю», отказавшись от собственных планов, поверить крайне трудно.

Что же это получается: люди на потанинских предприятиях ломают себе хребты, а то и вовсе умирают, десятки и сотни граждан жалуются на отвратительную экологию и наплевательское отношение «Норникеля» к стандартам безопасности, а Потанин делает ход конём: может дать кому-то «на лапу», а его акции затем взлетят до исторического максимума? Вот уж великий комбинатор!

Конечно, дать взятку куда проще, чем построить реальный завод по переработке, дать рабочие места и зарплату сотням, а то и тысячам сотрудников, а потом суметь продать готовую продукцию.

Судя по всему, Владимира Олеговича достали попытки вести свой бизнес добросовестно, и он решил вернуться к излюбленным приёмам: разделяй, властвуй, интригуй в высоких кабинетах и снимай сливки. А были ли вообще эти попытки?

Смертельные копи

Только ленивый не говорит о том, что Потанин не вкладывается в модернизацию  своих производств, наплевательски относясь к жизням людей. Аварии на его рудниках и шахтах начались более 20 лет назад: еще в далеком 1999 году на шахте Ангидрит взрыв унес жизни троих рабочих. Через  два года на «Заполярном» погибли двое сотрудников, еще четверо «отделались» травмами.

Руководство не просто плюёт на нормы безопасности, но и не учится на своих ошибках? Происшествия на Таймырском в этом году случились с разницей чуть более месяца. Но это уже случалось: на руднике Октябрьский в 2003 году погибли два шахтёра, а через месяц — еще один, из-за обвала породы.

В том же руднике уже в 2015 году погибли двоё — на них упала стена. А в 2016 году на потанинском руднике «Комсомольский» погиб один рабочий. В том же году — не стало еще одного горного мастера, а в 2017 году взрыв метана унёс жизни четырёх  рабочих на руднике «Заполярный».

Настоящий круговорот смертей. Чем в это время занимается олигарх Потанин? Развивает производство, вводит новые стандарты безопасности? Нет — «грызётся» с другими олигархами за контроль над «Норникелем».

И не только с ними — в Высоком суде Лондона продолжаются разбирательства между Потаниным и его бывшей женой. Последняя считает, что он оставил её ни с чем, и требует от бывшего мужа 5,8 млрд фунтов стерлингов.

Ну, ни с чем — это громко сказано, но вот «обуть» экс-супругу, не отвалив ей причитавшиеся акции «Норникеля», как часть совместно заработанного имущества, Потанин вполне мог. А что, за ним не заржавеет — если уж на жизнь своих рабочих ему наплевать?

На фоне всех этих новостей и разбирательств рыночная стоимость активов «Норникеля» Потанина падает все последние годы. И это при росте выручки. Корпоративные скандалы и производственный травматизм влияют на этот показатель порой не хуже, чем цены на сырье.

Ситуацию усугубляют постоянные претензии и проверки контрольно-надзорных ведомств. С 2015 года на предприятиях потанинских структур их прошло уже более пятисот. Они выявили более 2 тысяч нарушений. Это куда годится?

Всё это время Потанин не перестаёт ругаться с коллегами-олигархами, выясняя, кто круче. Его конфликт с «Русалом Олега» Дерипаски за контроль над «Норникелем» стал настоящим остросюжетным сериалом, где во главе угла стояло всё, что угодно — деньги, амбиции, личный авторитет — но только не интересы людей и российской промышленности.

Акционерный конфликт в «Норникеле» начался практически сразу после того, как «Русал» в конце апреля 2008 года стал акционером ГМК и длился на протяжении нескольких лет.

Одной из первых претензий алюминиевого гиганта стал неподходящий состав совета директоров «Норникеля», куда по мнению ряда экспертов Потанин буквально «продавил» своих людей.

Со временем к этому добавились недовольства по поводу работы менеджмента, стратегии развития компании, снижения ее капитализации, ущемления интересов миноритарных акционеров.

Пока «бояре» спорят, у рабочих потанинских предприятий «трещат чубы»?

Казалось, что двух непримиримых дельцов помирил Роман Абрамович. В декабре 2012 года «Русал» и «Интеррос», а также компания Millhouse Capital Абрамовича подписали соглашение о прекращении акционерного конфликта, а также об объединении усилий для совершенствования системы корпоративного управления и роста капитализации ГМК.

Но через пять лет, в 2018 году, их конфликт вспыхнул вновь. Пока олигархи решали, кому достанутся акции «Норникеля» на миллионы и миллиарды, рабочие Потанина продолжали гибнуть и ломать себе конечности под горными обвалами.

Дела у тех, кто не работает на предприятиях Потанина, а просто живёт рядом с ними, тоже идут неважно. «Норникель» имеет славу одной из самых грязных и вредных для экологической обстановки компаний.

Сейчас один из крупнейших экоскандалов развивается в Мончегорске Мурманской области. Там заложником комбината «Норникеля» стали более 40 тыс. человек.

Комбинат производит более десятки химических продуктов. А расплачиваться за прибыль компании, судя по всему, приходится местным жителям своим здоровьем. Диоксид серы, отходы производства и прочие потанинские радости приводят к тому, что из города уезжает последняя молодежь.

Для арктических широт «Норникель» стал самым настоящим злом и чуть ли не главным загрязнителем. Особенно комбинаты, входящие в АО «Кольская металлургическая компания» (Кольская ГМК): помимо мончегорского завода, это ОАО «Горно-металлургический комбинат Печенганикель» (поселок Никель и город Заполярный, Красноярский край).

Если жители России уже привыкли «терпеть», то наши соседи делать этого явно не намерены. В 2013 году мэр норвежской комунны Сер-Варангер (расположена неподалёку от границы с Мурманской областью) Сесилия Хансен сообщила норвежским журналистам о намерении подать в суд на «Норникель».

Она хотела остановить облако диоксида серы, которым якобы регулярно накрывает коммуну. Но в итоге до судебных разбирательств дело не дошло, городской совет отклонил инициативу мэра, и та в ответ упрекнула совет в безволии.

Ходили слухи, что на позицию городского совета повлияли помощники Потанина, которые предложили им денежную альтернативу долгих судебных разбирательств. В результате местные жители так и ходят в дебрях жёлтого химического тумана.

Резюмируя, слоган «честь превыше прибыли», кажется, к Потанину совсем не относится. Похоже, в своей погоне за личной выгодой он готов пойти на всё.

Закрыть глаза на обвалы пород, скрывать происшествия на производстве? Пожалуйста! Душить города химическими выбросами, уничтожать экосистему Акртики? Почему бы и нет. А теперь что, даём взятку иностранным партнёрам, чтобы сыграть на стоимости сырья и «поднимаем» свои активы?

Таким макаром Владимир Потанин рискует войти в историю, как один из самых циничных российских олигархов. Впрочем, учитывая постоянные аварии на рудниках, свою оценку ему могут дать не только его собственные сотрудники, но и правоохранительные органы.

по материалам:  http://www.moscow-post.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *