Вячеслав Володин и територия в две Бельгии для VIP охотников

Топ-менеджеры госкорпораций, чиновники, депутаты и провластные бизнесмены за последние десятилетия превратились во владельцев огромных охотничьих угодий, на которых зачастую не распространяются российские законы. Эти VIP-территории постоянно увеличиваются, а охотники из властной элиты стараются получить право на добычу краснокнижных животных, прикрываясь словами о беспокойстве за природу.

Охотничий клуб

Почти 6 миллинов гектаров лесных земель — это почти полторы Московских области или две Бельгии — заняты под охотничьи угодья, закрепленные за федеральными чиновниками и политиками, госкомпаниями и бизнесменами из списка Forbes.

В списке 50 собственников наиболее крупных охотничьих угодий, составленном “Открытыми медиа”, — сплошь знакомые фамилии и названия. Так, 237 тыс. гектаров нашли у совладельца “Реновы” Виктора Вексельберга, 134,5 тыс. гектаров — у главы ВТБ Андрея Костина и его партнеров. 131 тыс. гектаров заполучил глава Россельхознадзора Сергей Данкверт, 99 тыс. гектаров — “Роснефть” и ее глава Игорь Сечин.

Чуть более скромные, но все равно внушительные територии обнаружились в собственности совладельца “Русала” Олега Дерипаски (85 тыс. га), “Ростеха” и его главы Сергея Чемезова (78 тыс. га), семьи спикера Госдумы Вячеслава Володина (68 тыс. га), гендиректора РЖД Олега Белозерова (53,6 тыс. га), семьи депутата Госдумы Владислава Резника (47 тыс. га), вице-премьера России Марата Хуснуллина (12 тыс. га). Замыкает список директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин с 10 тыс. га.

При этом процесс передачи многих угодий из государственной собственности в частную сейчас находится в самом разгаре и, согласно стратегии развития охотничьего хозяйства, он должен закончиться к 2023 году.

Охотничьи истории

Как видно из списка, глава «Роснефти» Игорь Сечин, очень любящий охоту, оказался лишь 17-ым в данном рейтинге крупнейших держателей охотничьих угодий. 99 тыс. гектаров находятся в Тверской и Смоленской областях. Квоты на добычу диких животных в Смоленской области получает ПАО «НК „Роснефть-Смоленскнефтепродукт“».

Глава «Ростеха» Чемезов вместе с с бывшим помощником президента Сергеем Ястржембским, инвестором Рубеном Варданяном и основателем сети клиник «Мать и дитя», акушером российской элиты Марком Курцером входит в число учредителей охотничьего клуба «Времена года», который занимается охотхозяйством «Щекотово» в Ярославской области. Сын Чемезова Станислав владеет 15% в охотхозяйстве «Осень», находящимся в Истринском районе Подмосковья.

В семье спикера Госдумы Володина много кто, оказывается, занимается природой и охотой. Так, его мать Лидия Барабанова — крупная предпринимательница на Смоленщине — через свою Ассоциацию по содействию сохранению редких птиц, животных и природы, развивает лесоохотничье хозяйство «Городнянское». Второй учредитель ассоциация — Яна Володина, которую считают молодой женой спикера.

Одно из охотхозяйств структур, связанных с главой ВТБ Костиным — «Удачная охота» занимает почти 14 тыс. га на границе Зубцовского и Ржевского районов Тверской области. По словам местных жителей, там очень часто принимают VIP-гостей, среди которых были Дмитрий Медведев с супругой. У самого же Костина через фирму «Муфлон» оформлены доли в охотхозяйствах «Лось» и «Коста», имеющие 121 тыс. га в Ярославской области. Партнеры главы госбанка по этим проектам — дочери генерала ФСБ Анастасия Задорина, больше известной как поставщик одежды для олимпийской сборной России (ей принадлежит 41% в «Косте»), и Юлия Тихомирова (47% в «Лосе»).

Все 10 тыс. га Сергея Нарышкина в Псковской области закреплено за некоммерческим партнерством ОУРТБУХ. В числе его учредителей — некоммерческая организация «Дип-клуб», который в свою очередь учрежден самим Нарышкиным и Юрием Ковальчуком, а среди членов клуба — бизнесмены Геннадий Тимченко и Михаил Куснирович, дирижер Валерий Гергиев.

По данным журналистов, огромную роль в приобщении российской элиты еще со времен Ельцина к охоте сыграл нынешний глава Россельхознадзора Сергей Данкверт, занявший 13 место в рейтинге. Среди прочего, он является учредителем общественной организации охотников и рыболовов, контролирующей более 78  тыс. га в Подмосковье. Его отец в свое время отвечал в СССР за животноводство.

Охотничьи цели

Обзаведение собственными охотничьими угодьями является очень престижным для российской элиты. Там можно не только поохотиться, но и, пригласив “нужных” людей, в неформальной обстановке поближе познакомиться с ними и решить различные вопросы. Особенно это любят использовать бизнесмены, старающиеся приблизиться к власти, особенно к силовикам, как бы желая показать, что они “свои” мужики, а не только заняты подсчетом денег.

Не чурался охоты и президент Владимир Путин, еще с десяток лет назад запечатленный на фото с ружьем и голым торсом. Правда, в последнее время информации о том, что он продолжает ею заниматься, уже не поступает.

В то же время способы получения охотничьих угодий высокопоставленными гражданами вызывают огромные вопросы. Иной раз информация о проведении аукциона на долгосрочную, на 25-49 лет, аренду территорий по средней цене около 10 рублей за 1 га в год размещается не в издании данного региона, а в соседнем.

К примеру, объявление об аукционе, на котором получили угодья родственники Дерипаски, печаталось в воронежской прессе, хотя земля расположена в Краснодарском крае, рассказал «Открытым медиа» кубанский фермер. Он хотел составить конкуренцию на торгах депутату Госдумы Алексею Езубову, дяде олигарха, но узнал о них, когда итоги уже были подведены.

Чужие здесь не ходят

Получив земли под охоту, новые хозяева первым делом начинают ограничивать доступ на нее даже для местных жителей, несмотря на то, что Лесной кодекс это запрещает. Новые владельцы уверяют, что вводят запреты из-за стремления защитить дикую природу. Тот же Езубов запретил проезд транспорта через свои владения, а хозяйстве «Согаз-инвеста» охрана даже реквизирует коров, зашедших на земли.

Недопущением местных жителей занимаются на владениях “Газпрома” на берегу Ангары, в 40 км от Иркутска. До построенной на 2,5 га особо охраняемых земель Прибайкальского национального парка базы можно добраться только по воздуху или воде. При этом в Росреестре нет данных о собственнике участка, строений на нем вообще не зарегистрировано, но в госзакупках «Газпрома» прибайкальская база проходит как «комплекс зданий и сооружения „Байкалгазпромцентра“ — для него регулярно заказываются услуги по охране и техоснащению.

Смоленский эколог Григорий Дубино рассказал, что на лесном участке по закону можно одновременно вести 15 видов бизнеса. “Если деньги есть, охотугодья можно оформить еще и как место сбора ягод, грибов, подножного корма, березового сока и т. д. И закрывают свое хозяйство от посторонних, якобы сохраняя урожай”, — рассказал он.

В свою очередь в Карелии Ковальчуки оградили забором сотни гектаров леса вокруг дачи, на которой, по рассказам местных жителей, отдыхал Путин.

Браконьерство в законе

На браконьерство в охотхозяйстве «Соленовское» на Кубани площадью 39 тыс. га, которое принадлежил сыну Алексея Езубова Павлу, в 2016 году жаловались тогдашнему прокурору Юрию Чайке местные жители. К жалобе они прикрепили фотографии, где сотрудники охотхозяйства позируют с убитыми медвежатами, которых в этом возрасте нельзя убивать, и с тушей кавказской серны, занесенной в Красную книгу. Однако никакого уголовного дела в прокуратуре не возбудили, удовлетворившись утверждением охотников, что фотографии сделаны в Карачаево-Черкесии, где серна не является редким видом. Результатам обращения стало лишь пожелание Алексея Езубова руководству хозяйства вести себя поскромнее.

Еще недавно будучи запрещенной вольерная охота, с февраля 2020 года стала полностью законной. Это значит, что животных, выросших и находящихся в вольерах и не боящихся человека, теперь разрешается отстреливать. По данным журналистов, именно высокопоставленные охотники и пролоббировали этот закон.

Зоозащитников возмущает, что нововведения в закон “Об охоте” позволяют преследовать животных на небольшой замкнутой территории. Тем самым охота превращается в расстрел зверей. При этом на животных, живущих в вольерах, не распространяются даже запреты на охоту в сезон размножения и выращивания потомства.

Охотничье лобби

Одним из активных лоббистов снятия различных ограничений на охоту является известный борец, чемпион мира в тяжелом весе, а ныне депутат-единоросс Николай Валуев, который демонстрировал в соцсетях убитых краснокнижных животных. Благодаря ему закон о запрете притравочных станций, где собак тренируют на диких животных, допускает такую тренировку, обязывая лишь не допускать серьезных травм.

Второй соавтор поправок в закон “Об охоте” депутат Владислав Резник добивается разрешения на трофейную охоту, т.е. охоту в труднодоступных местах, на краснокнижных животных. Правда, его попытка внести законодательные изменения потерпела неудачу, поскольку думский комитет по экологии выступил категорически против инициативы, а депутаты назвали ее «попыткой узаконить собственное увлечение» Резника.

Резник, а также еще один такой же горный охотник — экс-помощник президента России Сергей Ястржембский пытаются доказать, что трофейная охота не вредит животным, а идет им на пользу .«Природосберегающая охота — это правильный синоним трофейной охоты. Именно охотники вкладывают большие деньги в сохранение природы и только потом думают, на кого им можно будет охотиться завтра», — заявил он «Открытым медиа».

Вместе с тем запрещенная трофейная охота имела и имеет место. К примеру, при охоте на краснокнижных баранов с вертолета в январе 2009 года на Алтае погибли семеро, в том числе полпред президента в Госдуме Александр Косопкин и председатель алтайского комитета по охране объектов животного мира Виктор Каймин.

В октябре 2018 года сотрудники заповедника «Остров Врангеля» нашли туши трех белых медведей, застреленных, предположительно, также с вертолета. По мнению одного из самых авторитетных специалистов по белым медведям Никиты Овсянникова, животных наверняка расстреляли высокопоставленные гости.

По материалам:  https://pasmi.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *