Сергей Шмотьев — владелец «ФОРЭС» и «король шантажа»

В лихие 90-е обрушившаяся на страну небывалая свобода породила целый кластер криминальных и около-криминальных элементов, зубами рвущихся к вершине пищевой цепочки. Фирмы, предприятия и заводы огнем и пистолетом переходили под контроль бандитов. Шло время, государство утверждало порядок и контроль на своей территории — но бандиты никуда не делись. На смену малиновым пиджакам пришли черные и синие, и те же бандиты, повязав галстуки, начали активно приобщаться к рейдерским захватам — тому же бандитизму, но с легким, неосязаемым налетом законности.

"Голый" король Уральских гор

 

Со временем правоохранители раскусили и эти схемы, и рейдерская «кормушка» стала приносить больше проблем, чем дивидендов. И тогда криминал обратил свой взгляд на неиссякаемый источник богатств — государственные контракты. И здесь им, как ни странно, на помощь пришли современные медиа-инструменты.

На холодном Урале сейчас жарко. Кипит работа на «фабрике троллей», журналисты печатают статью за статьей, интернет не успевает обрабатывать поисковые запросы — и все на благо одного человека. Его биография покрыта завесой тайны, в регионе о нем громко говорят восторженно, и тихо — нелицеприятно. Его предприятия десятилетиями наносят непоправимый ущерб экологии и здоровью людей, одновременно обслуживая госзаказы главных нефтяных компаний. Сергей Шмотьев, бенефициар одного из крупнейших в стране нефтесервисных холдингов «ФОРЭС», и он же, по совместительству — «король шантажа», чуть ли не списанный со страниц Конан Дойля. Это все о нем.

Часть 1. Становление

В 1997 году никому еще не известный Сережа Шмотьев привез с тюменских северов жестяную банку из-под кофе. Кофе был давно выпит, а в банке перекатывались маленькие керамические шарики темно-коричневого цвета. Пропанты из боксита фракции 16/20 — ноу-хау тогдашней нефтяной промышленности, существенно повышающие добычу на нефтяных скважинах. Шмотьев втайне собрал пропанты на нефтяном участке — тогда их производил Боровичский завод силикатов. Комбинатор понял, что рынок пока пустует – зато аналогичные разработки были у компании «НикомОгнеупоры» в Нижнем Тагиле.

Там Шмотьев позаимствовал технологию производства магнезиальных пропантов, а впоследствии запатентовал ее. Его структурами было получено более 30 патентов, что позволило ему вовсю заняться «патентным троллигном». Так что то, что сам Шмотьев с гордостью называет «уникальным продуктом», который он якобы изобрел – это ложь. Украденные технологии плюс махинации с патентами просто закрыли этот рынок для остальных.

Шмотьев увлек идеей и нескольких талантливых ученых – физиков и химиков, которые вместе с ним участвовали в запуске его предприятий. Однако спустя какое-то время, когда производство уже было запущено и приносило миллиардные прибыли, ученые устали от по-прежнему мизерных зарплат, унижений и громко хлопнули дверью. Сравнение с актерами, сбежавшими от доставшего всех Карабаса-Барабаса, напрашивается само собой. Потеря главных «мозгов» холдинга не позволила довести до конца ряд перспективных разработок – с ними просто некому стало работать.

Скопированная (кто-то скажет, что и украденная) технология «уникального» продукта стремительно обогащала Шмотьева. Со временем он обратит внимание и на другие, смежные направления — противотурбулентные присадки. Этот компонент увеличивает производительность трубопроводов и снижает затраты при транспортировке нефти. Так в его портфеле странным образом появится компания «Алтайский ХимПром». Шмотьев даже пытался получить господдержку на это предприятие – к счастью, безуспешно. Подвело банкротство «ФОРЭС-Химии».

Проторенной дорогой, предприятие (ранее имевшее статус стратегически важного) начало копировать западные запатентованные разработки, и производить присадки по технологии растворной полимеризации. Для этих целей был переманен ценный сотрудник – топ-менеджер из ГК «Миррико». Шмотьев приманил его пакетом в 10% от предприятия, если тот сумеет наладить линию по производству присадок. Когда линия была налажена, топ-менеджера уволили без выходного пособия. Впрочем, и сами присадки оказались весьма низкого качества.

Огромные доходы в растущей отрасли быстро превратили семью Шмотьева в одну из самых состоятельных не только на Урале, но и в России. Бизнес клана рос как на дрожжах — один за другим появлялись стриптиз-клубы, отели, коммерческие предприятия. Все они являлись составной частью бизнес-империи одного бенефициара. Вместе с тем на первое место вышла жадность — Шмотьев начал экономить на оборудовании и персонале, в результате чего качество продукции существенно снизилось, а ущерб экологии и здоровью работников «ФОРЭС» — вырос. Статус монополиста еще позволял неплохо сводить концы с концами, но…

Но экономика не стояла на месте, и рынок начал диктовать свои условия. Вместе с миллиардными доходами у Шмотьева появились конкуренты. Вместо мирного сосуществования, совместного развития отрасли и развития потенциала своих предприятий, бизнесмен неизменно выбирал войну. Вел он ее способами не всегда легальными, а подчас и откровенно преступными.

Часть 2. Компроматные войска

Любая компания содержит в своем штате пресс-службу. Обычно сотрудники этого отдела заняты тем, что пишут и рассылают пресс-релизы, договариваются с журналистами об интервью и всячески превозносят своего работодателя в глазах широкой общественности. Однако Сергей Шмотьев превратил эту службу в коварное оружие против конкурентов.

Вместо хвалебных статей генерал шмотьевских PR-войск Мария Кутепова — бывшая журналистка издания URA.RU — вместе со своими подчиненными подкупают отдельных журналистов и целые издания. Под ее чутким руководством в ведущих деловых изданиях и крупных телеграм-каналах выходят заказные материалы против конкурентов и оппонентов «ФОРЭС». Компании-конкуренты обнаруживают сайты-дублеры с похожим названием на доменах .biz и .net – и читают о себе много интересного. Далее уже сам Шмотьев бросает эту информацию на столы в высоких кабинетах. Крупные госкомпании, опасаясь оказаться в одном ряду с очерняемыми участниками рынка, отдают предпочтение продукции «ФОРЭС». Доходит до того, что «тролли» даже не брезгуют сталкивать лбами чиновников, силовиков и руководителей госкорпораций – все ради выгоды для своего хозяина.

Отработанная годами, эта схема позволила Сергею Шмотьеву не только получать крупнейшие госконтракты, но и обзавестись собственным островом в Новой Зеландии, гражданином которой он сейчас является. О том, что крупнейшие нефтяные компании подкармливают иностранного резидента, в руках которого находится стратегически важное производство, предпочитают умалчивать — иначе, чуть погодя, можно прочитать о себе нелицеприятные вещи.

Так, с подачи шмотьевской «фабрики троллей» активно полощутся в прессе его конкуренты, неугодные (читай — не взявшие денег) силовики, участники судебных процессов против «ФОРЭС» — и даже чиновники. Отдельного упоминания заслуживает Светлана Радионова — глава Росприроднадзора, принявшая во внимание многочисленные обращения жителей Свердловской и Курганской областей о нарушении заводами Шмотьева природоохранного законодательства. Ее фигуру заказные «журналисты» терзают чаще и злее прочих.

Шмотьев не брезгует и сам подбрасывать Кутеповой фактуру для ее упражнений со словом. Так, сеть его стриптиз-клубов — ShowGirls и La Rouge — на проверку оказались элитными борделями, оказывающими самые изощренные интим-услуги всему уральскому бомонду. Чиновники, политики и крупные бизнесмены были частыми гостями клубов, приносивших Шмотьеву до 40 миллионов рублей ежемесячно.

При этом все забавы первых лиц Урала — часто с несовершеннолетними проститутками — добросовестно записывались на видео. Эти записи не раз и не два выручали Шмотьева, когда ему нужно было «решить вопрос» в высоком кабинете. Вскрылась эта грязная схема тогда, когда в разработку попал «покровитель» порно-салона — экс-глава свердловского УМВД Владимир Романюк. Благодаря его признательным показаниями видео-архив был изъят — и дальше следы его теряются. Видимо, кто-то из героев сюжета приложил сверхусилия, чтобы пикантная запись с его участием никогда не увидела свет. Делу ход не дали, клубы работают до сих пор.

Часть 3. «Алабуга» раздора

Последней жертвой атаки «фабрики троллей», насколько мы можем судить, стала компания «Транснефть». Под вентилятор с известной субстанцией попал ее завод в особой экономической зоне «Алабуга», который посмел производить те самые противотурбулентные присадки. Шмотьевские «аналитики» поступили привычным образом — надергали удобных цифр из отчетов и выставили ситуацию так, будто стратегическое предприятие вот-вот обанкротится. Главная же цель этой публикации – убедить «Транснефть», что шмотьевская фабрика – более надежный контрагент, чем собственное дочернее предприятие.

На первый взгляд статья «троллей» кажется логичной и убедительной, пока не вчитаешься в детали. Предсказывать банкротство важного для страны предприятия из-за одной только низкой прибыли в период масштабного нефтяного кризиса — удел студентов-первокурсников. Будучи частью глобальной компании, выполняющей для страны задачи стратегической важности, «Транснефть» может позволить себе убытки — главное, чтобы сохранялась функция. Авторы сами подводят читателя к мысли, что завод не нужен, он является обузой, он неэффективен. Как бы напрашивается вывод, что рынок пресловутых присадок уже насыщен. На чей именно стол Шмотьев бросил эту статью, догадаться несложно – достаточно просто изучить тендеры за закупку противотурбулентных присадок. И здесь тоже есть над чем поразмыслить.

«Алтайский ХимПром», о котором мы уже упоминали, неспособен к честной конкуренции. Происходит это сразу по нескольким причинам. Во-первых, «бизнесмен» уверен в своих лоббистких способностях, и думает, что продаст даже гору мусора по цене алмазов. Следовательно, в производство и развитие деньги не вкладываются, и продукция выходит заведомо низкого качества – по оценкам экспертов, в 2,5-3 раза хуже аналогов при вполне себе рыночной стоимости.

Во-вторых, технология производства присадок «ХимПрома» так же украдена, как и технология производства пропантов, и даже не запатентована – а значит любой покупатель может столкнуться с судебным преследованием, так как покупает у Шмотьева контрафакт. Ну и, наконец, в-третьих – «фабрика троллей» работает день и ночь ради того, чтобы сделать остальных производителей присадок токсичными. Тут и досталось «Транснефти» — она и потенциальный заказчик Шмотьева для российского рынка, и она же – конкурент на зарубежном благодаря ее дочерним предприятиям. «ХимПром» как раз ищет выход на зарубежные рынки, в первую очередь СНГ. Тут бы потенциальным покупателям – из Узбекистана и Казахстана – впору задуматься. Не исключено, что и в отношении них вскоре разлетится «чернуха» с целью принудить к невыгодной и потенциально опасной сделке со Шмотьевым.

Так и рождаются статьи, где передовой завод «Транснефти» объявляют банкротом – хотя он успешно закрывает не только внутренние потребности, но и налаживает экспорт за границу. И продукция ее, кстати говоря, запатентована. Несмотря на кризис отрасли, предприятие справляется вполне – в отличие от «ХимПрома», за которым следует токсичный шлейф уголовных проблем, банкротств, брака и невыполненных обязательств.

Часть 4. Голый король

Все эти ухищрения, ужимки, «черные» статьи и грязный компромат объясняется просто — дела у самого Шмотьева, мягко говоря, не очень. Головная компания холдинга — «ФОРЭС-Химия» — признана банкротом. Сумма требований уже перевалила за 1 миллиард рублей. Удивительно, но произошло это вследствие сделки, которая должна была стать поворотным моментом в истории компании. В далеком 2011 году стратегическое предприятие ОАО «Алтайхимпром им. Верещагина» было искусственно обанкрочено. Через связанные подконтрольные компании Сергей Шмотьев получил над ним контроль, после чего «Алтайский ХимПром» — как он теперь называется — странным образом лишился статуса стратегического. Государство в лице корпорации Ростех потеряло на этой операции порядка 330 миллионов рублей. По иронии судьбы, уже после покупки выяснилось, что «ХимПром» и правда способен выпускать те самые присадки — но самого низкого, «мусорного» качества. До нынешних времен предприятие работало в пол-силы, снабжая «мусором» тех заказчиков, кого убедили заказные статьи на компроматных сайтах. Теперь же «ХимПром» выступает складом активов, до которых из-за сложной схемы владения не могут добраться кредиторы «ФОРЭС».

Другие предприятия «ФОРЭС» трещат по швам. Еще на слуху история шихтовщика Сергея Архипова, погибшего в страшных мучениях из-за взрыва паровой мельницы на заводе олигарха в городе Асбест. Проверка показала, что оборудование работает с десятикратными перегрузками. Впрочем, проплаченные статьи выставили виноватым Архипова, обвинив того в пьянстве.

Не все в порядке и с экологическим законодательством. Предприятия «ФОРЭС» в Сухом Логе и Асбесте регулярно травят местных жителей из-за низкокачественных фильтров. Вместо обновления оборудования Шмотьев предпочитает откупаться от чиновников, а несогласные с таким порядком, пытающиеся призвать его к ответу — вроде Светланы Радионовой — получают свою «черную метку» в виде очередной заказной статьи. Также «ФОРЭС» регулярно упоминается в связи с растущей в регионе статистикой по онкологическим заболеваниям — карьеры, откуда холдинг берет породу для производственных нужд, полны асбеста — мощного канцерогена. Фотографии граничащих с заводами поселков и городов, покрытых асбестовой пылью, можно без труда найти в свободном доступе.

Инспекция Росприроднадзора оценила ущерб, который заводы «ФОРЭС» нанесли экологии, в 2,9 миллиарда рублей. Судебная тяжба еще продолжается – с расплатой за грехи Шмотьев не торопится.

При этом на публику Сергей Шмотьев пытается казаться благородным коллекционером и меценатом — но и здесь скрыта фальшь. Бизнесмен — регулярный участник благотворительных вечеров, организованных администрацией Свердловской области — не стесняясь, сыплет деньгами ради подтверждения своего положения в обществе. За книгу на одном из таких аукционов олигарх заплатил 4,3 миллиона рублей. Зарплата сотрудника «ФОРЭС», который ежедневно дышит канцерогенной пылью и вряд ли доживет до 50 лет — всего около 20 тысяч рублей.

Одна только коллекция антикварных картин, холодного оружия и икон Сергея Шмотьева оценивается в 30 миллионов долларов. Одной из жемчужин коллекции являлась картина Ивана Шишкина «Вечерняя заря». Являлась — потому что картина загадочно «сгорела в пожаре», сразу после того, как ей заинтересовались правоохранительные органы. Дело в том, что картина, купленная почти за 120 миллионов рублей, была ввезена в Россию незаконно — по фиктивной декларации нанятого Шмотьевым искусствоведа «для личного пользования». Потери бюджета оценивались в более чем 20 миллионов рублей. Уголовное дело, возбужденное по статье «Контрабанда», было привычно похоронено.

***

Удивительный мир российского бизнеса продолжает открывать нам свои грани. Действительно, сейчас на улицах уже не стреляют — роль пистолетов и автоматов выполняют продажные журналисты и жадные до денег медиаплощадки. Выпущенными патронами можно считать количество просмотров.

Предприятия недо-олигарха неспособны к честной конкуренции – вместо нее Сергей Шмотьев предпочитает распространять клевету и всячески очернять другие компании. Участникам рынка он прямо говорит, что ни с Роснефтью, ни с Газпром-нефтью они работать не будут – это его «поляна». В разговорах Шмотьев хвастается, что завоевал и «Транснефть» — к счастью, это только влажные фантазии престарелого жулика.

Однако на дворе 2021 год, и работать как в лихие времена уже не получится. В 21 веке уже нельзя торговать «пиаром» — дрянной продукцией, которая выглядит неплохой на фоне униженных и облитых грязью конкурентов. Мы надеемся, что с помощью этой публикации мы разорвем порочный круг лжи, запугиваний, клеветы и бахвальства владельца «ФОРЭС». Да и госкомпаниям было бы недурно присмотреться, что за змею они пригрели на своей груди. Пора возвращаться с небес на землю – 90-е, слава Богу, закончились.

По материалам:  http://www.moscow-post.su

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *